СИСТЕМА

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО  ОБРАЗОВАНИЯ

Главная | События | Выставки | Великие люди | Новости языка | Последнее | Наши новости | Наши события | Список лекарств | Памятка студенту | Препараты | Синтетические лекарства | Природные медикаменты |

Выставки, конференции, семинары

Научная деятельность Государственной академии инноваций

Курсы воскресного дня

Московский электронно-технологический техникум (МЭТТ) Государственной академии инноваций

Уководство Государственной академии инноваций

Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам

Кафедры Государственной академии инноваций

Инновационная деятельность Государственной академии инноваций

Охрана труда

Факультет повышения квалификации и переподготовки работников образования Государственной академии инноваций

Государственная академия инноваций

Федеральные Законы Российской Федерации

О подписке на журнал

Правила оформления статей для публикации в журнале

Реклама в журнале

История старой Москвы, рассказанная В. А. Никольским

Уходит в прошлое старая Москва. Но обновленная российская столица старается хранить память об улицах и площадях, бульварах и скверах, многим из которых возвращены их исторические названия, о ярких фигурах старой Москвы, о некогда волновавших город событиях.

>

Книга «Старая Москва» (историко-культурный путеводитель), написанная историком В. А. Никольским, не может быть названа путеводителем в общепринятом смысле. Эта книга – своего рода археологические прогулки по Москве. И чтобы убедиться в этом, приводим главу о Петровке.

«От Большого театра начинается современная Петровка. На месте универсального магазина был некогда «дровяной двор казенных театров» и новосильцевский цирк, а на площади, ныне занятой пассажами, стояла до 1816 г. церковь Воскресения на берегу Неглинки. На место цирка в 1842 г. князем Голицыным был выстроен первый торговый пассаж, привлекавший москвичей как место прогулок.

В доме № 3 по Петровке, тогда еще деревянном, была славившаяся в начале XIX в. кондитерская Люке. Здесь в 1826 г. был устроен обед по случаю основания журнала «Московский вестник», на который собрались Пушкин, Мицкевич, Баратынский, Веневитинов, Хомяков и другие литераторы.

Следующий по Петровке дом № 5, еще сохранивший свой старинный закругленный угол с колоннами, в начале XIX в. принадлежал богатой женщине А. П. Анненковой, матери декабриста Ивана Александровича Анненкова (вспомните фильм «Звезда пленительного счастья», где рассказана история любви Ивана Анненкова и француженки, примеч. ред). Старуха, мать Ивана Анненкова, была баснословно богата, и в Москве ее звали «королевой Голконды». В доме жило не меньше 150 слуг, выполнявших все причуды барыни, почти не выходившей из дома. Анненкова не признавала постели и спала на кушетке, которая стояла под балдахином посреди комнаты, обитой малиновым штофом. Около кушетки горели на мраморных подставках 12 карсельских ламп, расположенных полукругом. Спала старуха на своих капотах, которые клали на кушетку один на другой, разглаживая утюгом, чтобы не было морщин и чтобы «постель» была теплая. Если причудница ляжет и почувствует складки - горничные все капоты снимают долой и снова кладут и разглаживают. Спала Анненкова в особом туалете: вышитом или кружевном пеньюаре, пышном чепчике, шелковых чулках и бальных туфлях. При спальне состояли особые горничные, которые поочередно должны были сидеть всю ночь на приносимых них диванах и разговаривать вполголоса. Церемония одевания, или, вернее, переодевания,- так как Анненкова всегда была в туалете - совершалась по особому порядку в той же спальне с 12 лампами. На шести молодых горничных (не старше 20 лет) были надеты все принадлежности туалета барыни, и она надевала их в нагретом виде.

За обед Анненкова усаживалась со множеством компаньонок и сердилась, когда нет какой-нибудь из них. На кухне всегда дежурили повара (их было 14) – на случай, если барыне пожелается скушать чего-нибудь в неурочное время. Среди приживалок Анненковой была толстая немка, на обязанности которой лежало согревание кресла хозяйки дома, в которое она садилась, выходя из спальни, или места в карете, если барыня собиралась выезжать.

Сын этой причудницы – Иван Александрович Анненков (1802-1878), поручик, Северного общества, осужденный на каторжные работы за участие в восстании декабристов (прим.ред.) – женился на француженке Полине Гебль, служившей приказчицей в магазине Демопси тут, же, на Кузнецком мосту».

Кстати, во многом благодаря богатству Анненковой, которая направляла обоз за обозом с провизией и всем необходимым, ее сыну удалось выжить на каторге и вернуться в Петербург. Полина Гебль (француженка), жена И. А. Анненкова, оказалась женщиной с сильной волей и редкими организаторскими способностями. На поселении, куда после каторги направили И. А. Анненекова, Полина Гебль открыла ателье, пользовавшееся большим спросом у местных богатых дам.


Также смотрите:

Определения | Теорминимум 1 курс | Теорминимум 2 курс | Теорминимум 3 курс | Теорминимум 4 курс |

© 2003  gain.ru